Дело Натальи Шариной. Вещдоки

Марина Вишневецкая

Марина Вишневецкая

04.05.2017
Марина Вишневецкая
Наталья Мавлевич

1.

В 14 часов 10 минут в 12-м зале Мещанского суда началось очередное заседание по делу Натальи Шариной. В первый миг, увидев подсудимую в неуютном длинном коридоре – черный пиджак, воротничок белоснежной блузы под ним, изящная стрижка, – было легко принять ее за судью, что я и сделала по близорукости. Но и потом сидевшая за столом, между двумя своими адвокатами Наталья Григорьевна впечатление подсудимой не производила. В небольшом, почти лишенном зрителей зале она была воплощением элегантности, достоинства, деловитости.

Скажу сразу, с сюжетом, разворачивающимся перед нами в течение двух с половиной часов, нам повезло. Возможно, повезло невероятно, и именно это судебное заседание историки когда-нибудь назовут кульминацией процесса. По крайней мере таково мое субъективное оценочное суждение: после предъявленных 4 мая 2017 г. «вещдоков», замолчать инспирированность обвинения по статье 282 УК («возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства»), предъявленного директору московской Украинской библиотеки, будет уже невозможно.

Итак, значительная часть заседания (более двух часов) была посвящена осмотру вещественных доказательств, предъявленных обвинением. В деле директора библиотеки ими оказались книги. На стол перед судьей Еленой Гудошниковой был водружен немаленький картонный короб, который судья вскрыла… Здесь я опускаю одно знаменательное, но ускользнувшее от нашего внимание событие (о нем ниже расскажет Наталья Мавлевич), и перейду к основной части слушаний – протокольно, как того требует жанр.

. . .

СУДЬЯ. Книга «Голод в Украине 1946-47 гг.» Документы и материалы. Киев — Нью-Йорк, 1996 г.

Н.ШАРИНА (внимательно осматривает переданную ей приставом книгу, как будет делать потом всякий раз). Ваша честь, эта книга скорее всего есть в нашем электронном каталоге, она имеет инвентарный номер, она прошла инвентаризацию в 2008 г., есть штамп, по формуляру мы видим, что книга была выдана 1 февраля 2010 г… Но самое главное, что эта книга не была возвращена в библиотеку. <…> Каким образом она появилась на этой полочке [видимо, речь идет о полке с «экстремистской литературой, изъятой при обыске – МВ] непонятно.

<…>

СУДЬЯ. Следующая книга Дмитро Донцов «Россия … Европа» (скороговорка судьи не позволяет разобрать точного названия книги). Эссе. 2005 г.

АДВОКАТ СМИРНОВ. Ваша честь, на книге нет свидетельств, что она принадлежит библиотеке – нет кармашка, нет шифра, нет формуляра. На первой странице штамп «Молодежный националистический конгресс». И адрес: Киев…

. . .

СУДЬЯ. Следующая книга «Национализм основа грядущего миропорядка», Изд-во «Конгресс украинских националистов», Львов, 1993 г.

АДВОКАТ СМИРНОВ. Ваша честь, в формуляре отсутствуют сведения о выдаче книги.

. . .

СУДЬЯ. Следующая книга «Организация украинских националистов «бандеровцы»», изд-во «Спилка», 2010 г.

Н.ШАРИНА. Ваша честь, на книге отсутствуют приметы обработки ее в библиотеке. Нет шифра, идентификационного номера, печати на 17 странице. То есть ни одного опознавательного знака, касающегося происхождения ее из библиотеки здесь нет.

. . .

СУДЬЯ. Следующая книга Евген Гуцало «Ментальность орды», Киев, 1996 г.

АДВОКАТ СМИРНОВ. Ваша честь, обращаю внимание 15 мая (марта?) 2008 г. книга выдавалась некоему гражданину Притуляку. В формуляре не содержится отметки о возвращении читателем книги в библиотеку.

. . .

СУДЬЯ. Следующая книга, автор Бобрович, «Как казаки Кавказ воевали», 2010 г.

АДВОКАТ СМИРНОВ. Ваша честь, данная книга не содержит ни одного признака того, что была в библиотеки украинской литературы: печати, инвентарного номера, кармашка…

. . .

Здесь я, пожалуй, остановлюсь, и подведу первый итог: из двадцати предъявленных обвинением в виде печатной продукции «улик», изъятых в библиотеке Украинской литературы, две оказались небольшими буклетами, без каких бы то ни было признаков регистрации и обработки их в библиотеке. Две книги были помечены печатью киевской организации «Молодежный националистический конгресс» и примет обработки их московской библиотекой не имели. Две книги не были возвращены читателями задолго до первого обыска (то есть были украдены и подброшены?). И еще минимум семь книг (а возможно, и восемь, не все удавалось расслышать) не имели вообще никаких примет обработки их сотрудниками библиотеки.

Таким образом, минимум тринадцать «улик», предъявленных обвинением, в ящик с вещдоками попали… как бы это сказать, корректней – по недоразумению или недосмотру. По недосмотру уж точно. На последних минутах заседания по ходатайству защиты были отсмотрены небольшие видеосюжеты, снятые в библиотеке во время проведения обыска. И адвокат Иван Павлов обратил особое внимание судьи на то, что камера, хотя и сделала полную панораму по читальному залу, понятых в нем не обнаружила.

М.В.

2.

Наталья Мавлевич

Наталья Мавлевич

Итак, про главную интригу дня, а, возможно, и всего процесса — историю с книгой Дмитро Корчинского «Война в толпе». Сначала судья Гудошникова вообще собиралась ее, грубо говоря, заныкать. Присутствовавшие в зале сотрудники библиотеки следили за ее руками и увидели, как она достала эту книгу, заглянула в материалы следствия, пошушукалась с секретарем и тихонько отложила в сторону. Однако адвокат Павлов напомнил, что в описи указана еще одна книга: «И где же она?» — «Есть такая книга», — неохотно согласилась судья и передала приставу довольно объемистый том.

На нем также не оказалось никаких библиотечных признаков, но на этот раз адвокат почему-то попросил зафиксировать количество страниц, год издания, точный текст на обложке и даже точное ее описание. В этот кульминационный момент, по всем законам остросюжетных сериалов, объявляется перерыв.

Во второй половине заседания защита представляет несколько ходатайств. Первое: приобщить к делу запись передачи РЕН-ТВ, в которую вошли оперативные съемки, сделанные во время обыска. Запись скопирована с сайта телеканала и удостоверена нотариусом. Прокурор возражает: «Нотариусу можно показать что угодно! А репортаж не может быть свидетельством». Второе: просмотреть имеющийся в материалах дела CD-диск с оригиналами оперативной съемки обыска в библиотеке. Прокурор замысловато возражает: «Съемка была, но следствие эту запись не смотрело, а потому она не может быть доказательством. Это просто приложение к протоколу обыска». Судья, однако, оба ходатайства удовлетворяет.
И вот мы смотрим видеозаписи обыска, а затем – репортаж РЕН-ТВ.

Шарина комментирует: «Это интерьер читального зала, это служебное помещение, а это разложенные на полу изъятые книги, по большей части те, на которых нет опознавательных знаков библиотеки».
Адвокат просит остановить запись (передачи) в ту секунду, когда появляется книга Корчинского. Совершенно очевидно, что на экране не та книга, которую только что обозревали в суде. У нее другая обложка, немного измененное название, она почти в два раза тоньше.

«Как же могло получиться, что в опечатанной коробке с вещественными доказательствами обнаружилась не та книга, которая была в нее положена?» — спрашивает Шарина.
Вопрос риторический. Ответ на него известен и судье, и прокурору, и адвокатам, и самой Наталье Григорьевне. А лучше всех объяснить таинственную подмену могла бы библиотекарь Мунтян, присутствовавшая при обыске и видевшая собственными глазами, как производившие обыск полицейские подкидывали в библиотеку книги и брошюры. Экстремистской «Война в толпе» была признана в 2013 году, причем не то издание, которое изъяли, а то, которое потом подбросили вторично, очевидно, уже во время следствия, по подсказке экспертов.

Адвокат Павлов просит повторно допросить свидетелей: сотрудниц библиотеки Мунтян, Павлюковой и Рассадёнковой в связи с обстоятельствами, открывшимися при просмотре вещественных доказательств. И тут судья отказывает категорически: стадия допроса свидетелей закончена, спрашивать обо всем надо было раньше. «Но тогда, — возражает адвокат, — мне не разрешили задавать вопросы о еще неисследованных доказательствах. Вот теперь они исследованы…» — «А теперь поздно».
Ходатайство о выездном заседании в помещении библиотеки тоже было отклонено.

Следующее заседание, на котором будет допрошена Шарина и выслушан свидетель обвинения Сокуров (когда-то уволенный Шариной и давно грозившийся отомстить ей), назначено на четверг 18 мая, в 14 ч. В Мещанском суде. Это в десяти минутах ходьбы от м. «Бауманская». Приходите!

Н.М.