Ассоциация “Свободное слово” поздравляет Людмилу Алексееву с юбилеем

Людмила Алексеева. Фото: polit.ru

Людмила Алексеева. Фото: polit.ru

Бессменному председателю Московской Хельсинкской группы Людмиле Михайловне Алексеевой сегодня исполняется 90. Правозащитная писательская Ассоциация «Свободное слово» поздравляет старейшую российскую правозащитницу с вдохновляющем юбилеем, желает успехов во всех ее начинаниях и приводит фрагменты интервью Людмилы Михайловны, опубликованного вчера газетой «Московский комсомолец»:

«Девушкой я была… вся правильная, советская. А уже после войны, мне 18 было, меня начали грызть сомнения насчет того, самая ли замечательная и счастливая страна, в которой я живу. Ну и очень постепенно, в результате всяких размышлений, чтения и разговоров, я пришла к отказу от советской идеологии, которая предполагала, что человек — для государства. Я пришла к мнению, что не человек для государства, а государство для человека. Отказавшись от советской идеологии, приняла правозащитную. Мне уже было 38 лет к этому времени. Но с тех пор — да, я своих взглядов не меняла. Я всегда честна была в своих советских взглядах. Честно-советская. А потом стала честно-правозащитная. Врать — не могу. Молчать — могу.

Я такой устроила обычай: когда очередной болотниковец выходит на свободу, я их всех собираю у себя, и мы празднуем освобождение товарища и пьем за свободу. И вы знаете, я смотрю на этих ребят и просто реву от радости. Потому что вспоминаю, какая я была в их возрасте идиотка. Дура дурой. Как мучительно я пробивалась к осознанию, что не человек для государства, а государство для человека. А они это знают с молодости. Они говорят: а как иначе?.. Но нам надо два таких поколения. Чтобы стать приличной страной, нам еще лет 20–25 надо. Мои немолодые друзья расстраиваются, что этого не увидят уже. А я говорю: неважно, до чего ты доживешь. Важно, как ты проживешь. Про себя могу сказать, что по крайней мере последние 50 лет я прожила правильно.

Если бы у нас сейчас было сильное гражданское общество, власти вели бы себя с нами иначе. Дело — в нас, понимаете? Дайте нам Ангелу Меркель — и через два года она будет ничем не лучше наших правителей. Так им легче: гав-гав, сидите, молчите! Да еще традиции нашего общества: чиновники — баре, а граждане — никто. Но если мы вырастим сильное гражданское общество, любой человек, оказавшийся у власти, будет как шелковый. <…> Два непоротых поколения, запомните. А когда их дети станут взрослыми — у нас будет уже самая прекрасная страна. Я не доживу. Но я в это верю».